навигация
 содержание
  -руки, плечи и спина
  -торс
  -ноги
  питание
  другие статьи
  заметки


 партнеры
 

Битва на Витковой горе.


Семья


Сражение на Витковой горе, произошедшее в середине лета 1420 г. в окрестностях Праги, принадлежит к числу самых невероятных эпизодов военной истории средневековья. Годы спустя ее очевидцы вновь и вновь восстанавливали в памяти отдельные детали и весь ход битвы, заново переживая удивительные события того памятного дня.

Еще накануне сражения многим казалось, что судьба Праги предрешена. Ведь к стенам древней столицы Чехии собралось огромное по тем временам войско (по свидетельству современника, чешского хрониста Лаврентия из Бржезовой, оно насчитывало около 150 тысяч человек), которое составили рыцари из самых разных уголков Западной Европы: 43 князя, как сообщает хронист Лаврентий, лично возглавили рыцарские ополчения подвластных им земель.

Многочисленные отряды рыцарей, собравшиеся в единое целое у стен Праги к 10 июля 1420 г., вторглись в пределы Чехии под знаменами , о начале которого было объявлено 5 марта того же года буллой (церковным указом) римского папы Мартина V. Целью крестового похода было насильственное подавление «гуситской ереси» – мощного движения сторонников реформации католической церкви, объединившего в первые десятилетия XV в. большую часть населения Чехии. Зачинателем движения был магистр Пражского университета Ян Гус (его последователей и называли гуситами), жизнь которого трагически оборвалась в южнонемецком городе Констанце 6 июля 1415 г., когда он по приговору собора (съезда) высших иерархов католической церкви был подвергнут мучительной казни – сожжению на костре.

Военными руководителями похода были венгерский король Сигизмунд, претендовавший по праву наследования на освободившуюся после смерти его старшего брата Вацлава IV корону Чехии, и знаменитый итальянский полководец Пипо Спано, поступивший на службу к Сигизмунду еще в 1387 г.

Призыв к участию в крестовом походе нашел горячий отклик в среде западноевропейского рыцарства, в рядах которого было тогда немало вынужденных искателей приключений, для которых меч и копье являлись единственным средством пропитания, толкая их к странствиям по дворам и замкам Европы. Ведь в булле было с полной определенностью записано: «Те, кто придут в Чехию, могут взять себе все, что захватят, будь то города, замки и прочее имущество. Все имения, которые они отнимут у виклифитов, должны перейти в их законную наследственную собственность».

Эти обещания звучали необычайно привлекательно, поскольку, по крайней мере, с середины XIII в., когда стали интенсивно разрабатываться сокровища подземных кладовых чешских гор – месторождения золота и серебра, в глазах жителей Западной Европы Чехия стала представляться сказочно богатым, благословенным краем, страной процветания и изобилия.

Словно внезапное разрушительное половодье, крестоносное воинство несколькими потоками подступило к сердцу Чешского королевства и, не сомневаясь в успехе, стало готовиться к нанесению решающего удара, вслед за которым намеревалось приступить к разбойничьему дележу земель и богатств покоренной страны.

Самоуверенность Сигизмунда и крестоносцев основывалась на, казалось бы, более чем веских доводах: во-первых, на громадном численном перевесе непрошеных «гостей» над отрядами защитников Праги, во-вторых, – и это представлялось не менее важным – на том, что потомственным рыцарям, закованным с головы до ног в стальные доспехи, предки которых прославились во множестве походов, противостояли чешские крестьяне, вооруженные чем попало, чаще всего орудиями крестьянского труда, а не оружием в собственном смысле слова. Они должны были противостоять рыцарской коннице в пешем строю, не имея никаких навыков в военном деле и опыта участия в сражениях.

Тем более ошеломляющим оказался исход боя, разыгравшегося 14 июля 1420 г. на Витковой горе как для самих крестоносцев, так и для большинства его современников, до которых дошли вести о великом противостоянии у стен Праги.

К середине июля в руках крестоносцев уже находилось большинство ключевых позиций вокруг раскинувшейся по обоим берегам реки Влтавы столицы Чехии, включая две превосходно укрепленные цитадели, издревле служившие резиденциями чешских правителей: Пражский град на высоком мысу в левобережной части города и Вышеград, построенный на отвесной скале над Влтавой на правом берегу реки. Задача, которую намеревались решить 14 июля Сигизмунд и его ближайший советник Пипо, слывший выдающимся знатоком искусства осады и взятия крепостей, состояла исключительно в овладении Витковой горой.

Так называли высокий холм с обрывистыми склонами, который возвышался над обширной равниной к востоку от городских стен Праги и служил в начале XV в. местом казни. Взятие Витковой горы позволило бы крестоносцам установить контроль над последними дорогами, которые связывали Прагу с внешним миром, и окончательно замкнуть кольцо блокады.

Однако решить эту, казалось бы, более чем скромную задачу отправленному на Виткову гору отряду крестоносцев не удалось, что было во многом предопределено исключительной предусмотрительностью одного из главных руководителей обороны Праги – гетмана таборитов Яна Жижки из Троцнова.

К этому времени Ян Жижка был уже немолодым человеком, прошедшим долгий, исполненный суровых испытаний жизненный путь. Мелкопоместный рыцарь по происхождению, он уже в молодые годы окончательно разорился и в течение нескольких лет был вынужден испытывать превратности судьбы лесного разбойника, а затем – рыцаря-наемника на чужбине, побывав в горниле испытаний двух крупнейших сражений своей эпохи – Грюнвальдской битвы 1410 г., где объединенные силы Польши и Великого княжества Литовского разгромили рыцарей Тевтонского ордена, и битвы при Азенкуре 1415 г., которая открыла наиболее драматический период Столетней войны между и Францией.

Именно Жижка, обладая огромным опытом и исключительным тактическим дарованием, предусмотрительно распорядился направить на Виткову гору небольшой отряд таборитов и укрепить ее вершину со стороны самого пологого из склонов двумя бревенчатыми срубами, перед которыми был вырыт ров и насыпан невысокий вал.

Эти простейшие укрепления и были атакованы 14 июля во второй половине дня крупным отрядом немецких рыцарей (по данным хрониста Лаврентия из Бржезовой, он насчитывал более 8 тысяч человек). Предвкушая легкую победу, крестоносцы устремились к вершине Витковой горы, где находился небольшой, численностью всего в 29 человек, включая трех женщин, отряд таборитов.

Горстка чешских крестьян вступила в отчаянную схватку с грозным противником, сдерживая мощный натиск рыцарей на небольшом участке восточного склона Витковой горы, шириной в несколько десятков метров, через который проходил единственный относительно удобный путь к вершине. Воодушевляемые звуками боевых труб, крестоносцы, преодолевая ожесточенное сопротивление таборитов, сумели захватить ров и, казалось, стояли в одном шаге от решительной победы.

Критический момент наступил тогда, когда руководивший обороной Витковой горы Жижка на какое-то время оказался в стальном кольце немецких рыцарей, каждый из которых мог нанести смертельный удар отважному гетману таборитов. В эту минуту, собравшись с последними силами, вооруженные обычными крестьянскими цепами, защитники Витковой горы бросились в яростную атаку и вырвали своего предводителя из рук неприятеля. А вслед за этим на оторопевших рыцарей обрушился удар незаметно подоспевшего к месту боя, словно сошедшего с небес, отряда чешских цепников, который сопровождался оглушительным перезвоном колоколов многочисленных соборов чешской столицы.

Неожиданный поворот событий внес в ряды крестоносцев полное смятение. Они обратились в паническое бегство, погибая под копытами собственных коней или срываясь с отвесных склонов в поисках спасения от страшной давки. В тот день на Витковой горе и у ее подножия нашли свою гибель около 300 рыцарей, что по меркам средневековья представляло собой очень значительную цифру потерь.

Панические настроения и рассказы оставшихся в живых участников боя на Витковой горе быстро разнеслись по всему войску крестоносцев и, не возобновляя активных военных действий, они бросились восвояси, разбившись на несколько отрядов, путь которых был отмечен пожарами и кровавыми расправами над чешскими крестьянами.

Победа таборитов на Витковой горе стала переломной вехой в ходе гуситских войн. Никогда более полчища крестоносцев, еще четырежды пытавшиеся нанести смертельный удар мятежной Чехии, не доходили до Праги, чаще всего просто разбегаясь, охваченные безмерным страхом, едва заслышав громовые раскаты военной песни гуситов «Кто вы, божьи воины?»

Отразив три первых крестовых похода, гуситы с 1426 г. перешли от обороны в наступление и в ближайшие годы совершили около 50 победоносных походов в соседние страны, самый знаменитый из которых завершился на берегах Балтики, в землях Тевтонского ордена.

Победы гуситского оружия позволили чешскому народу отстоять само право на свое существование и на 200 лет добиться полной государственной независимости, в течение которых страна переживала период небывалого экономического роста и расцвета чешской национальной культуры.

А Виткова гора, за которой после великой победы 1420 г. закрепилось название Жижковой, и сегодня остается символом несокрушимости духа чешского народа, его воинской доблести. Их олицетворением являются воздвигнутые на овеянной памятью столетий вершине памятник Яну Жижке и Монумент Освобождения, установленный в честь советских, чешских и словацких воинов и партизан, отдавших свои жизни за освобождение Чехословакии в годы Второй мировой войны.

Свежие новости мирового футбола, а также . Заходите к нам мы порадуем вас своими интересными статьями.





  По всем вопросам пишите на наш